Герой Шипки - граф Михаил Павлович Толстой (1845 - 1913).

Герой Шипки - граф Михаил Павлович Толстой

Граф Михаил Павлович Толстой (1845—1913, Лозанна) — генерал-майор, герой войны, 1877—1878 лет, почитался в Болгарии как герой-освободитель, командовал Передовой позицией при обороне Шипки, владелец Толстовского дома, внучатый племянник героя Отечественной войны 1812 года Петра Александровича Толстого.

Граф Михаил Павлович Толстой. Фотография из собраний князя Андрея Петровича Гагарина.

Происхождение

М. П. Толстой- из шестого поколения графской ветви обширного рода Толстих, где были и просто дворяне и титулованы дворяне.

Герб графов Толстих.

Первый граф у рода Толстих — это известен сподвижник Петра Первого Петр Андреевич Толстой (1645—1729).

М. П. Толстой праправнук сына Петра Андреевича — полковника графа Петра Петровича Толстого и его жены Ульяни Ивановны (дочери гетмана Скоропадского).

Их сын — майор граф Александр Петрович Толстой (1719—1792) (прадед М. П. Толстого) был женат на Евдокие Львовне Измайловой (1731—1794) (прабабушка М. П. Толстого) и имел сыновей — тайного советника графа Дмитрия Александровича (1754—1832) (дед М. П. Толстого) и генерал-губернатора Петербурга графа Петра Александровича, героя войны 1812 года.

М. П. Толстой — внук графа Дмитрия Александровича Толстого и его жены Екатерины Александровны (врожденной княжны Вяземской). Таким образом М. П. Толстой — потомок Рюрика по женской линии, поскольку князе Вяземские — прямые потомки Рюрика.

Родители

Отец — тайный советник граф Павел Дмитриевич Толстой (1797—1875). Закончил Пажеский корпус и в 1818 году был определен в Гренадерский полк Его Величества короля Прусского. Вскоре он был переведен оттуда в Лейб-гвардии Преображенский полк, позже в сочевичнике полковника — в Лейб-гвардии Семеновский полк, где в 1828 году командовал 1-м батальоном. После перевелся в пехотный полк, потом числился на гражданской службе: в грудных в 1836 году он вспоминается как действительный статский советник в отставке, позже — тайный советник. С 1834 года он был камергером, с 1855 года — гофмаршалом двора принца Петра Ольденбургского. Имел исчислении награды, в частности ордена Св. Станислава 1-й ст. (1843), Св. Анны 1-й ст. (1848), Белого Орла (1856) и Св. Александра Невы (1856).

Иметь — графиня Софья Егоровна Толстая, врождена баронесса Аретин.

Родители М. П. Толстого были друзьями семьи поэта Ф. И. Тютчева и его второй жены Ернестини. Наверно, не лишний будет отметить, что девичья фамилия матери Ф. И. Тютчева была Толстая.

Родственники

Граф М. П. Толстой и граф Лев Николаевич Толстой - брать пъятиюродств.

С писателем и поэтом графом Алексеем Константиновичем Толстим он тоже брат пъятиюродства. При этом Лев Николаевич Толстой и Алексей Константинович Толстой — троюродные братья.

Граф М. П. Толстой — четвероюродний племянник знаменитого художника и медальера графа Федора Петровича Толстого.

Граф М. П. Толстой - троюродный внук сенатора и знаменитого библиофила, чья коллекция старопечатних книг и древних рукописей составляет основу Российской Национальной (Публичной) библиотеки, графа Федора Андреевича Толстого.

Граф М. П. Толстой — четвероюродний племянник знаменитого путешественника, авантюриста, дуэлянта и картежника, приятеля Пушкина, графа Федора Ивановича, Толстого-американця.

Начало военной службы

С 1860 года воспитывался в Пажеском корпусе. Из 1810 г. Пажеский корпус помещается в комплексе зданий по Садовой ул., Дом 26 - прежний дворец графа М. И. Воронцова (архитектор Растрелли, перестроенный Кваренги), который до того занимал Капитул Мальтийского ордена. В 1819 г. корпус был подчинен главному директору кадетских корпусов. Еще в 1829 году, задолго до поступления графа М. П. Толстого были выданы правила о порядке зачисления в пажи и определения в Пажеский корпус, причем право просить о зачислении малолетних сыновей в пажи было предоставлено сначала лицам первых четырех классов, а затем — первых три или же представителям фамилий, занесенных в пятую и шестую части родословных книг (титулованное и древнее дворянство). Как и все воспитанники Пажеского корпуса граф М. П. Толстой в период учебы считался зачисленным в Императорский Двор и систематически нес обязанности придворной службы, главным образом во время официальных церемоний, где присутствие пажей было обязательным по протоколу.

В 1863 году, во время учебы графа Михаила Павловича Толстого Пажеский корпус перешел в ведение главного управления военно-уголовных заведений.

Нарукавный знак Пажеского корпуса, который учится, где учился М. П. Толстой.

В 1865 г. М. П. Толстой был выпущен из Пажеского корпуса подпоручиком в Лейб-гвардии Гусарский полк.

В 1868 году был проведен в флигель-адъютанты.

В 1870—1875 годы командовал эскадроном, потом дивизионом, временно командовал полком.

С 1875 года — полковник, заведующий, хозяйством полка.

российско-турецкая война 1877-1878 лет

В 1877 году, в связи с началом российско-турецкой войны 1877—1878 лет, направленный в армию, которая действует, и назначенный командиром сначала 3-й, а затем и 1-й бригады Болгарского ополчения. Болгарские ополченцы под командованием М. П. Толстого заняли Передовую позицию на Шипке.

флаг Самары - главный военный символ Болгарии. Под этим флагом и под командованием полковника графа М. П. Толстого воевали болгарские ополченцы

Окопы Передовой позиции были расположены по западным, южным и восточным склонам вершины Свети-никола (Святого Николая) и дальше на юг по скалистому ее отрогу под названием Орлиное гнездо. В канун боев за перевал здесь держали оборону воины 3го батальона Орловского полка. Его поддерживала артиллерия, а именно три батареи: Большая — четыре девятифутовых полевых орудия, которые заняли позицию на западном склоне Свети-никола; Имела — два девятифутовых полевых орудия, расположенного на восточном склоне той же вершины; Стальная — восемь полевых и одни горные орудия, поставленных у поворота дорогие на самом перевале, на ровном месте, которое именуется террасой. Командиром Передовой позиции был назначен полковник М. П. Толстой.

Вот рассказ о начале обороны Щипки в августе 1877 года, написанный одним из россиян военных корреспондентов.

Проезжая мимо частей войск, которые принимали участие в деле, генерал Радецкий благодарил их. Скоро мы въехали на меловую площадку. Кули здесь настойчиво свистали в ушах, отдаленные или пролетающие высоко — тоскливо стонали, близкие — вскрывали воздух. Кому-то ранило коня; конь всплесков на дыбы, но, по-видимому, рана была не тяжелой — выторочился и пошел дальше, фыркая и пугливо оглядываясь. За меловой площадкой — ложементы и батареи "Святого Николая". Здесь я первый раз увидел одного из мужественных защитников этой вершины, графа Толстого, которому много обязанные за 9 и 11 августа. Это высокий и стройный воин. Красивое, загорелое и обкуренное пороховым дымом, лицо его весело выглядело в сумраке ночи, трудно было узнать в этом боевом офицере петербуржского джентльмена. После того, как я его встретил на Шипке, он выезжал в Тирново отдохнуть на два дня, пробыв в деле безотходное больше двенадцати дней. Здесь он помещался вместе с солдатами и первое время питался одними сухарями, как и они. Когда уполномоченный Красного Креста предложил ему коньяка и разных консервов, Толстой отказался, прося передать это пораненим, и взял только одеяло, потому что на высотах Шипки ночью очень холодно, а у него, кроме мундира, да и то что оборвался в рукопашных столкновениях первых трех дней, ничего с собой не было.

— В. Немирович-данченко "Год войны. Дневники российского корреспондента "

А вот еще один эпизод, но после почти пять месяцев тяжелых боев и лишений.

. Несколько строк о бою 28 декабря, не самое блестящее дело ли шипкинской эпопеи. Это было последняя крупная битва в эпоху 1877 - 1878 лет, и здесь Турция потеряла свою последнюю армию.

Серый и туманный был этот славный день. Мгла закутывала даль, серое небо точно жало вершины Балкан. В ущельях жег туман, сады и рощи сел, в долине Розы казались тучами, охваченные отовсюду мглой. Лысая гора, которая резко изображается среди вершин, которые окружают ее, тогда вся пряталась. Ее мы не видели.

Еще светло робко робко пробивалось на востоке, когда Скобелев уже объезжал шейновское полет. С зарей поднялись солдаты, на Имитли едва-едва доносился грохот горных орудий, которые стучали по почве, которая окрепла за ночь. Суздальский полк еще находился в Балканах, как и вся наша артиллерия, за исключением батареи, вооруженной горными орудиями. Там же еще застряли стрелецкий батальон и две жены болгарского ополчения.

Не успело солнце подняться, как полки уже - выстроились. Солдаты были очень резвы; зная их суеверие, Скобелев, объезжая ряды, повторял:

- Поздравляю вас, молодцы! Сегодня день как раз для боя - двадцать восьмое число. Помните, двадцать восьмого мы взяли Зелени горы, двадцать восьмого показалась Плевна. А сегодня мы возьмем в плен последнюю турецкую армию!. Ведь возьмем?

- Возьмем. Ура! - Звучало из рядов.

- Предварительно благодарю вас, братики.

В десять часов передовая позиция была уже занята отрядом графа Толстого, который выстроился в боевой порядок.

- Выдвигайтесь на хороший ружейный выстрел! - Приказал ему Скобелев.

Сам генерал стал в центре. По обыкновению вокруг сгруппировались ординарцы, сзади него развернутый был его значок, который следовал за ним всюду: и в Фергане, и в Хиве, и в Плевно. Среди мертвого безмолвия вместе заговорили горные пушки нашей батареи, когда впереди показалась турецкая кавалерия, развертивавшаяся перед Шейновом. Против нас очутилось пятнадцать турецких орудий. Сосредоточен огонь их был направлен сегодня исключительно против группы Скобелева.

- Господа! - Обернулся он. - или Не угодно вам прозвучать. Разбрасывайтесь пошире. Иначе плеснут нас.

- Сегодня моя жизнь нужна! - В виде объяснения сказал он потом. - Куропаткин ранен, его нет. Если меня убьют. Никому будет принять команды.

Мы разъехались на достаточно большое пространство.

- В настоящий момент к туркам подойдет подкрепление! - Обеспокоено сказал Скобелев.

- Почему вы знаете?

- А слышите?

В грохоте турецких батарей начали выделяться отдаленные звуки рожков. Турки подавали сигналы. Скобелев усилил наш левый фланг и выдвинул ополчение к Шипке, где, по его мнению, были три лагеря турок.

- Они, негодяи, догадаются, что у настолько орудий малого калибра!. Нужно обмануть врага. Поставьте людей у орудий! - Приказал генерал.

Вторая боевая линия вышла на позицию с музыкой и песнями. Развернутые флаги слегка колыхал ветер. Около 11 часов турки сосредоточили свой огонь против нашего левого фланга. Туда Скобелев послал стрелков Углицкого полка. Люди начали падать. По массе пуль, которые мчат навстречу, видно, что турки собрались здесь не меньше, как в количестве пятнадцати таборов. Но сколько их еще позади - в редутах и фортах, которые защищают из юга шипкинские позиции. Скобелев делается все серьезнее и более серьезным. Лицо его обеспокоено, как никогда.

- Если меня убьют, - опять вращается он к тем, которые окружают, - то слушаться графа Келлера. Я ему сообщил все.

На нашем левом фланге все разгорается и разгорается перестрелка, там уже перешли линию огня и находятся в самом пекле. Шейново кажется таким, что отсюда примыкает в Балканы. Перед этим пунктом несколько горбов, они заняты турками. Их следует взять во что бы то не стало. Оттуда - особенно сосредоточен огонь. Роты, по-видимому, хотят их обойти из фланга; ни на минуту руж

Copyright (c) 2012, Лучший информационный сайт