Прокурорское своеволие происходит в настоящий момент!

Органом предыдущего расследования Копкин обвиняется в осуществлении организованного нападения Белоглазовим на гр. Севрюк в группе из Букато и Кузиним в ноябре 2003 года. Особенностью этого дела является то, что один из участников преступления, – Букато, привлекал за него к криминальной ответственности, засуджений и уже отбыл наказание. Перед следствием стояло задание установить другие лица, причастные к нападению на потерпевшую, и по версии обвинения этими лицами есть Копкин, Кузин и Белоглазов.

Копкин С. В. виновным себя не признал, в ходе предыдущего расследования и в суде заявил, что никаких преступлений не совершал, считает, что Букато его возвела клевета, хотя причины оговора не знает. Он объяснил, что знакомый из Кузиним и Букато, вместе с ними в период с 2000 по марта 2003 года работал охранником в развлекательном центре "Эльдорадо". В марте 2003 года он заболел, лечился в больнице, после болезни освободился и ни из Кузиним, ни из Букато потом не встречался. Букато увидел только на очной ставке в феврале 2007 года. Потерпевшую Севрюк И. Г. и подсудимого Белоглазова увидел впервые в зале суда на предыдущем слушании. Также Копкин объяснил, что после демобилизации из армии никакого оружия у него не было, он никогда не получал разрешения на его приобретение. Одежде, которая описывает потерпевшая, никогда не имел. Свидетельства Копкина последовательны, не содержат противоречия и не опровергаются свидетельствами других лиц.

Суд ожидает руководствуясь законностью, обоснованностью и справедливостью, ответить на вопросы, поставленные в ст.299 УПК РФ, и, прежде всего, доказано ли, что деяние сделал подсудимый. Как защитник, считаю своим заданием способствовать суду в вынесении законного и справедливого приговора по делу, поскольку убежденная в непричастности подсудимого Копкина С. Ст. к данному преступлению.

Уважаемый суд!

Любые события имеют свои причины, а их развитие имеет свою логику. Это значит, что любое событие может быть объяснено на основе совокупности фактов, если их установить и рассмотреть в логической связи и логической последовательности. Следовательно, согласно обвинительному заключению, в 03.11.2003 г. на потерпевшую Севрюк двумя лицами в подъезде ее дома было осуществлено нападение. За преступление был задержан Букато С. М., который указал на следствии на Кузина как своего соучастника. Букато был осужден за преступление, какой суд квалифицировал по ч.2 ст.213 УК РФ, – хулиганство; в отношении Кузина криминальное преследование было прекращено на стадии предварительного следствия, поскольку Букато отказался от своих свидетельств в отношении Кузина, и его соучастник остался "неустановленным лицом". Как же Копкин оказался тем "неустановленным лицом", которое по версии обвинения совершило преступление относительно Севрюк? На чем основаны доводы обвинения о причастности Копкина к преступлению? Для ответа на эти вопросы необходимо рассмотреть и проанализировать доказательства обвинения, полученные на предварительном следствии и в суде.

Главным свидетелем обвинения выступает Букато С. М., который отбыл наказание за преступление относительно Севрюк. Кроме того, обвинение опирается на свидетельство потерпевшей Севрюк И. Г., которая, впервые увидев подсудимого Копкина в суде, заявила о его сходстве со вторым нападением, но твердо познать не смогла. Обвинение основывается также на показаниях свидетеля Белоглазовой, дочери Севрюк, и свидетельствах оперативного сотрудника ГУФСИН Ильина, который осуществлял оперативную работу из Букато в период его содержания в ГИК-2.

Свидетельство Букато С. М В 1-ом томе данного дела является материалами уголовного дела № 1-381 за 2004 год, по какому Букато привлекал к криминальной ответственности за преступление относительно Севрюк. В этих материалах есть обвинительные свидетельства Букато в отношении Кузина, как своего соучастника. Из следственной и судебной практики известно, что признательные свидетельства, полученные от подозреваемого, задержанного сразу после осуществления преступления, являются наиболее правдивыми. Однако позже в период следствия Букато от своих свидетельств в отношении Кузина отказался. Ни в свидетельствах Букато, ни в других материалах указанного дела нет упоминания о Копкине. В судебном заседании по нашему делу Букато показал, что из Копкиним и Кузиним он в 2000 году работал вместе в развлекательном комплексе "Эльдорадо".

в 02.11.2003 г. около "Эльдорадо" он встретился из Кузиним и Копкиним. Кузин сказал, что у его товарища семейные проблемы и нужно пугать тещу, подавить ее морально, обещал за это "накрыть опушку". Он и Копкин согласились, детали в не обсуждали.03.11.2003 г. около 13 часов они встретились на привокзальной площади, и Кузин повел их на ул. Челюскинцев, 62, при этом ни о чем не говорили и ничего не обсуждали. Копкин был одет в куртку типа "Пилот" и черную шапку. Кузин подвел их к подъезду дома, назвал номер квартиры, описал потерпевшую, сказал, что ее зовут Ирина, просил поговорить с ней, чтобы она не мешала бракоразводному процессу ее дочери, обещал созвониться с ними, после чего пошел. Около 40 минут он и Копкин стояли на 4-ом этаже, ожидали потерпевшую, жгли. Когда Букато услышал, что кто-то вошел в подъезд, он начал спускаться по лестнице и увидел потерпевшую, которая зашла в нужную квартиру. Через 10 минут она из квартиры вышла, Букато позвал ее по имени и предложил поговорить. Севрюк обернулась к Букато, и в это время он почувствовал толчок сзади, после чего Копкин, что шел за ним вслед, вложил в его руку револьвер, какой он интуитивно направил в сторону потерпевшей, хотя не хотел этого делать. Револьвер был газовым, он определил это по патронам, по рассекателю в стволе. Когда Букато поднял руку с револьвером, потерпевшая попробовала его отобрать, начала падать на степени, закричала, и он отошел от нее. У потерпевшей была сумка, которую никто не вырывал. В это время за дверью квартиры закричала дочь потерпевшей, и они сразу же вышли из подъезда, он отдал пистолет Копкину. Из окна подъезда Букато услышал крик, что их найдут, он на этот крик обернулся. После этого они из Копкиним ничего не обсуждали, разошлись в разные стороны и больше уже не виделись. В 2003 году он был осужден за это преступление к 3-м годам лишения свободы и отбывал наказание в ГИК-2. В ходе предыдущего расследования им было написано чистосердечное признание, в котором он как соисполнитель указывал Кузина, заказчик, – Белоглазова. Также он рисовал схемы, где спрятал оружие в ЧИП "пантера", в котором работал до задержания. ЧИП возглавлял Пшеничников Павел Витальевич. Во время проведения очной ставки из Кузиним тот просил ничего никому не говорить и он, пожалев его, отказался от своих свидетельств. При проведении очной ставки из Севрюк сообщил, что ей нужно бояться зятя. Будучи следственно-арестованным, содержался в СИЗО в камере № 136. Соседям по камере о совершенном преступлении детально не рассказывал, называл только фамилию Кузин, они посоветовали никого не прикрывать. Соседей по камере по фамилиям Мамедкасимов и Куликов не помнит. В период отъезда наказания в ГИК-2 у него изменились взгляды на жизнь, в колонию к нему никто не приходил. Более чем через год, осенью в 2005 г., он написал явку с повинной, когда именно – не помнит, отдал ее оперативникам. В явке указал Кузина, Копкина и заказчика. По собственной инициативе попросил разрешение на свидание из Севрюк, о чем написал заявление на имя начальник колонии. Вскоре к нему пришла потерпевшая, он поинтересовался, как у нее дела, разговаривали о жизни. Свидание из Севрюк проходило без посторонних лиц, разговор происходил в комнате для свиданий, в кабинке - по телефону. Никакого давления в период отбывания наказания на него предоставлено не было.

Анализ свидетельств Букато С. М. в судебном заседании позволяет утверждать об их недостоверности и заказанности, поскольку они плохо соотносятся с другими доказательствами по делу и резко отличаются от всего, что он говорил раньше. Поэтому позиция Букато не может вызывать доверия, к ней следует относиться весьма критически, и я готова объяснить – чему именно. Из материалов дела, которые оповестили в судебном заседании, выходит, что что привлекает к криминальной ответственности Букато сначала отрицал свою вину (т.1 л. д.34-35), потом написал чистосердечное признание (т.1 л. д. 55), потом отказался от своего признания (т.1 л. д. 91-93), написал жалобу в прокуратуру, в которой указал, что по его признанию не проводилась никакой проверки (т.1 л. д.232-234), при проведении очной ставки, объясняя Кузину, почему он его возвел клевета, объяснил, что на него оказывал давление майор ФСБ Дмитрий Вячеславович (т.1 л. д. 235-236). Кто это, Ильин? Т. е., в поведении Букато нет никакой последовательности, он постоянно выворачивается, меняет свои заявления и свидетельства. Но, то указывая на Кузина как соучастника, то отрицая это, Букато ни разу не вспомнил фамилию Копкина. При таком поведении считать, что относительно Копкина он в предыдущем уголовном деле действовал по принципу "сам погибай, а товарища выручай" нет никаких оснований. Ведь указал же он на Кузина! Из тех, которые оповестили в порядке ст.281 УПК РФ протоколов допросов свидетелей Мамедкасимова и Куликова (соседей по камере по СИЗО) вытекает, что они были следственно-арестованными и содержались в камере № 136 вместе с Букато, который рассказывал им о совершенном преступлении, указывал на Кузина как соисполнителя, заказчиком указывал зятя потерпевшей.

в 11.04.2007 г., давая показание в суде, свидетель Букато все приписываемые раньше Кузину действия, а также его одежду, приписал уже Копкину. Объяснил, что раньше обвинял Кузина, поскольку обиделся на него за то, что тот не сдержал обещания и не организовал отдых (ПСЗ от 11.04.2007 г. л.6). Также он объяснил, что в 2003 году рисовал схемы, на которых указал, где были спрятаны "стволы" в ЧИП "пантера", на обратной стороне схемы им же были написаны объяснения, а именно: "Кузя" - это Кузин, "зятя", - Белоглазов. При этом утверждал, что никакого давления на него никто не делал, все это он рисовал и писал сам. Однако, на вопрос гос. Обвинителю сообщил, что эта схема не отвечает действительности. Ссылка Букато на то, что, отбывая наказание в ГИК-2, он якобы написал явку с повинной, носят откровенно ошибочный характер. Во-первых, он уже был осужден за преступление, приговор вступил в силу и должна никак не могла повлиять на уже отбиваемое наказание. Во-вторых, этой "явки" нигде нет, нет ее и в деле. Сомневаюсь, чтобы в ГИК-2 мог пропасть такой документ. Врет Букато и о том, что оружие получил от Копкина, поскольку это явно был его собственный пистолет, о чем я скажу позже. Согласно свидетельствам Букато в суде, в 02.11.2003 г. Кузин, он и Копкин встретились в "Эльдорадо", Кузин дал им задание, они его не обсуждали, вопросы не ставили. в 03.11.2003 Г. встретились тем же составом на вокзале, молча прошли к дому потерпевшей, около часа молча стояли в подъезде, молча напали на Севрюк и молча разошлись в разные стороны. Можно ли поверить в такое поведение перед готовленному нападением? Считаю, что нет. Из всего приведенного выходит, что Букато постоянно врал, менял свидетельства и придумывал их, потому доверять его утверждением об участии Копкина в преступлении нет никаких оснований.

Так откуда, когда и почему в деле появилась фигура Копкина? Это обстоятельство легко устанавливается материалами дела. Сам Букато назвал фамилию Копкина как своего соучастника – пресловутого "неустановленного лица" - в своих свидетельствах в 31.01.2007 г. (т.2 л. д. 69-71), то есть через 3,5 годы после совершения преступления. Для чего он это сделал – на первый взгляд не понятно. Однако, еще раньше, а именно в 16.01.2007 г. фамилия Копкин была названа оперативным сотрудником ГУФСИН Ильиним Д. В., который на предварительном следствии был допрошен как свидетель (т.2 л. д. 52-54). В ходе судебного разбирательства Ильин объяснил, что будучи оперативным

Copyright (c) 2012, Лучший информационный сайт